140

Выйдя на перрон Лосев с облегчением вздохнул. Вагонная толкотня, отсутствие законных 50 см личного пространства, грязные занавески, набрякшие мочой утренние лица попутчиков - всё это угнетало. Свежий воздух и мысли о предстоящем вернули Лосева к жизни. Он был голоден. Нет, он не будет завтракать в привокзальной забегаловке. Только чашка кофе.

"Кофе без сахара, - сказал он девушке за стойкой в кафе, - и бутерброд с икрой".
"С икрой кончились, - буркнула девушка, подавая ему бумажный стаканчик с коричневой жидкостью, - сахар на столах."

Лосев подошёл к высокому столику за которым завтракала женщина. На тарелке у неё лежали два бутерброда с икрой.
"Угощайтесь", - сказала она, пододвигая тарелку. Лосев рассмотрел гладкую, безукоризненно сидящую блузку. "Удивительно, - подумал он, - и как ей удалось сохранить свежий вид и одежду после ночи в поезде?"
"Спасибо, я не голоден." – ответил он и вышел из кафе.

180


В поезде было душно. Пахнущая вагонным туалетом проводница подвела Лосева к купе, открыла дверь, подмигнула и ушла. На нижней полке, укрывшись простынёй и отвернувшись к стене, лежала женщина. Оценив щепетильность ситуации, Лосев осторожно, чтобы не разбудить единственную попутчицу, снял куртку, кроссовки и улёгся спать на нижнюю полку.

Через несколько минут напряжённой тишины послышалась неловкая возня. Лосев украдкой наблюдал как, бликуя отражённой белизной, вздымалась простыня на соседней полке. Наконец, женщина поднялась и, поправляя кое-как напяленные блузку и юбку, тихонько прикрыла за собой дверь.

Ещё через полчаса Лосев понял, что она не вернётся. "Какие мы, однако, чувствительные", с раздражением подумал он, поднялся и вышел в коридор. Женщина сидела на откидном стульчике, прислонившись к окну. Лосев примостился поодаль.

 В два часа ночи в вагон вошёл человек в форме, за ним маячила тётка с чемоданом. "Галя, места есть?" Проводница ухмыльнулась: "Нее, Николаич, под завязку." "А ведь я мог бы ещё выспаться", подумал Лосев и с ненавистью посмотрел на тощенькую Галю.

 Утром женщина взяла из купе дорожную сумку и направилась к выходу. Проходя мимо Лосева, она тихо произнесла: "До свиданья". Сердце Лосева ухнуло в пропасть.



150

Чтобы убить пару часов, оставшиеся до поезда, Лосев зашёл в кафе – просторное и почти пустое. Взял чай с пирожным и устроился у окна. За соседним столиком сидели мужчина и женщина лет по 35. От нечего делать Лосев стал незаметно наблюдать за парочкой.

Женщина была невыносимо прекрасна. Изящые черты, грациозная сдержанность движений. На столе у них был цыплёнок, раздавленный толстым слоем расплавленного сыра, и пустые стаканы. Мужчина достал из сумки бутылку шампанского и стал неуклюже открывать её под столом. Только сейчас Лосев заметил его недоразвитую, почти беспомощную левую руку и понял, почему он так старательно обходился одной вилкой. Они пили и тихо разговаривали. Иногда пальцами здоровой руки он касался её шеи и подбородка, а она смотрела на него с почтительным обожанием. "Редкая женщина", подумал Лосев и на минуту раздел её.

Вскоре она расплатилась с официантом, оба поднялись и пошли к выходу. Женщина заметно хромала на левую ногу, обутую в ортопедический ботинок.  


Изящная спинка или привет Сильвеструшке

Тонкий край ягнёнка - деликатная вещь. Нежная мякоть, вожделенная вырезка. Настолько самодостаточен и выразителен по вкусу, что если уж фаршировать, то самую малость. Не мудрствовать и не лукавить. Традиционная, нейтральная начинка из лука на топлёном масле, хлебных крошек, чтоб ценный мясной сок впитывался, и нескольких листьев шпината (лук на них поместить, вкуса в нём почти никакого). Внешний слой жира служит прекрасной естественной оболочкой, которая и обеспечивает равномерное запекание. При нарезании на порции он легко, одним движением руки, отделяется, обнажая розоватую мякоть. Ни серых пересушенных внешних волокон, ни вытекающей из середины мутной сукровицы.

С размятой спелой малиной для контраста. И слегка недоспелым манго для куражу. A feast for the eyes, palate and soul. )

Collapse )
 

Из жизни зверей.

Стадо имбирных лосей и лосих прямо из духовки процокало в бассейн и устроило пенную вечеринку. На следуюшее утро многим было стыдно за то, что там случилось. Лось-алкоголик взят под дружескую опеку споенного коллектива.
Collapse )

Любовь и базилик.

Джон Милле "Изабелла".  На картине известного прерафаэлита - семейная трапеза в доме богатого флорентийского купца. На столе орехи, кровавые апельсины, вино. Одна тарелка на двоих, полбокала вина. Скромное обаяние буржуазии. Изабелла, младшая дочь семейства, влюблена в прекрасного Лоренцо. Братья Изабеллы не скрывают своей неприязни к юноше низкого происхождения, один из них в отчаянной злобе пинает собаку Изабеллы.


Collapse )

В поисках утраченного времени

Багет - один из самых трудозатратных видов хлеба. На батон весом в 300 гр уходит в общей сложности до 48 часов. А то и 72. А съесть его можно и нужно - минут за 15.


Бытует мнение, что багеты появились во Франции ещё во времена Наполеона, который, якобы, приказал выпекать хлеб специфической такой формы, чтобы солдаты могли сухой паёк в штанах носить. Идёт такой наполеоновский гвардеец в обтягивающих белых панталонах с карманОм, а в нём, кхм, мягкий багет.

Всё, на самом деле гораздо прозаичнее.
Collapse )

Круассаны на закваске

Опробовала иной способ выпечки круассанов. Аутолиз, замес на спелой закваске, динамичное (без охлаждений) тюрнирование с использованием домашнего масла и тут же, без расстойки теста - формовка заготовок. Далее - несколько часов расстойки в холодильнике до удвоения, выпечка при 200 градусах. 

Выверить температурный режим и, пожалуй, можно на этом завершить поиски оптимального варианта круассанов в данных  условиях.

   
   

Домашнее масло

Сливки - 36%, 500 гр. На выходе - 200 грамм превосходного ароматного масла и 240 грамм пахты - весьма ценного продукта. Скисшую пахту можно использовать, например, для традиционного ирландского хлеба на соде.
Остальное - на стенках посуды, также вымывается водой при окончательном очищении масла от пахты.
Collapse )